История одного мифа: братья Джудика-Кордильови

Публикуется в разделе "К звездам"

20.10.2014. Вокруг истории освоения космоса существует множество весьма разнообразных мифов и теорий заговора. Одними из самых живучих среди всех них являются сказания о потерянных советских космонавтах: дескать, в 50-е – 60-е в СССР случилось большое количество космических катастроф, в ходе которых на орбите погибло множество (разные источники дают разные цифры, но в любом случае счет идет на десятки) космонавтов, чьи имена были затем, разумеется, стерты из всех источников.

На мой взгляд, в этом нет ничего удивительного: в условиях завесы секретности, окружавшей советскую космическую программу, абсолютно любая информация, любой слух, каким бы диким он не казался, как правило, получал весьма широкое освещение в прессе. И, говоря о таких слухах, нельзя не упомянуть легендарных (в определенных кругах) итальянских радиолюбителей – братьев Ахиллу и Джованни Баттиста Джудика-Кордильови, которые поставили производство новостей о советских катастрофах на конвейер.

История одного мифа: братья Джудика-Кордильови

Братья увлеклись радиоделом еще в детстве, но настоящую страсть испытали после запуска первого Спутника, когда они задались целью перехватывать сигналы советских и американских космических аппаратов. Для этого они создали свой пункт слежения, использовав заброшенный немецкий бункер в пригороде Турина. Их самодельная станция получила название Torre Bert. По уверениям братьев, они:

  • Создали движущуюся антенну, способную следить за космическими аппаратами;
  • Оборудовали свой пункт дисплеями, позволяющими указывать местоположение объекта на орбите;
  • Создали сеть радиолюбителей, которая могла точно определить расположение объекта, посылающего сигналы;
  • Вычислили частоты, на которых работают советские передающие станции;
  • И даже смогли перехватить фотографии, передаваемые на Землю аппаратом "Луна-4".

Но самым интересным было даже не это. С 1960 года братья начали штамповать заявления о перехватах сигналов пилотируемых советских космических кораблей. Суть полученных сообщений, как правило, сводилась к простой формуле: все пошло плохо, и в итоге все умерли.

Братья утверждали, что в период с 1960 по 1964 год перехватили 9 сигналов. Вот их хронология.

Май 1960 года – сигнал бедствия от советского космического корабля, сбившегося с курса и затерявшегося в глубинах космоса.

Ноябрь 1960 – сигнал SOS, переданный азбукой Морзе советским космонавтом.

Февраль 1961 – запись сердечного ритма космонавта. Знакомый кардиолог братьев “на слух” определил, что космонавт находился при смерти.

Апрель 1961 – за несколько дней до полета Гагарина запись сигналов советского космического корабля, находившегося на орбите.

Май 1961 – призыв о помощи из космоса.

Октябрь 1961 года – перехват сообщений от "космонавта Белоконева", потерявшего управление своим кораблем. В одном из изданий даже была напечатана “расшифровка” драматического диалога:

БЕЛОКОНЕВ: Внимание, внимание! Материальная часть в порядке. Вероятно, будет возможность изменить курс.

ЗЕМЛЯ: Будь осторожен. Не выходи за рамки намеченной программы, это опасно.

БЕЛОКОНЕВ: Только что кончил фотографировать согласно программе. Это великолепно! Наблюдаю в иллюминаторе странные светящиеся частицы.

ЗЕМЛЯ: Вы можете взять образец?

БЕЛОКОНЕВ: Я постараюсь, но не знаю, как это сделать. Я очень замерз.

Ноябрь 1962 года – еще один затерявшийся в космосе корабль.

Ноябрь 1963 года – вероятно, самая знаменитая их история о советской космонавтке, о корабле, сгоревшем при входе в атмосферу. Эту запись можно найти в интернете, и если вам удастся разобрать на ней хоть что-то внятное, я искренне рад, ибо мне не удалось понять ничего.

В первый раз эта история была напечатана в газете "Коррьере делла Сера" в 1965 году с утверждением, что перехват состоялся в ноябре 1963 года. Однако затем детали стали меняться – в частности, время вначале сменилось на ноябрь 1962 года, а затем и на май 1961. Количество участников драмы тоже увеличилось: космонавтка превратилась в экипаж из четырех человек (две мужчины и две женщины), а расшифровка переговоров пополнилась фразами вроде “Условия ухудшаются... Почему вы не отвечаете?.. Скорость падает... Мир никогда не узнает о нас”.

В принципе, западные специалисты допускали, что оборудование братьев действительно могло при определенных обстоятельствах поймать сигналы космических аппаратов, однако все остальное, якобы используемые СССР частоты, перехваченное по радио сердцебиение, которое в реальности передавалось бы телеметрией, подвиг по перехвату фотографий, отсутствие подтверждений из других источников, в конце концов, само содержание всех этих "переговоров" давали понять, чего на самом деле стоят все эти истории.

Однако, когда с одной стороны – мнение специалистов, а с другой – история о заговорах и тайных катастрофах, то, думаю, не стоит говорить, что станет более популярным. Особенно в эпоху, когда в Книге Рекордов Гиннеса (издание 1964 года) утверждалось, что первым космонавтом был Виктор Ильюшин – герой другой истории о заговоре и неудачном космическом полете.

В те годы братья стали настоящими медиазнаменитостиям (их пункт слежения проработал до 1966 года), про них несколько раз писали такие издания, как Вашингтон пост, Ридерз Дайждест, а история о тайных катастрофах прочно укоренилась в общественном мнении. А с учетом сложившейся в СССР практики не сообщать о неудачных запусках, слухи о которых все равно просачивались, но зачастую в весьма преувеличенном виде, слава братьям была обеспечена.

Определенный перелом наступил в январе 1975 года, когда Джеймс Оберг выпустил основательную статью, в которой разнес в пух и прах все подобные истории о потерянных советских космонавтах. А после того, как был снят гриф секретности с советских космических программ и стали известны как реальные возможности советской техники тех лет, так и реальные ЧП, все окончательно стало на свои места.

Кирилл Размыслович

Хотите что-то добавить или возразить? Вы можете оставлять свои комментарии прямо здесь или вступить в наши группы ВКонтакте или в Facebook и участвовать в обсуждениях