Инопланетян нельзя обнаружить... потому что они везде

Публикуется в разделе "SETI и CETI"

Вал открытий экзопланет обостряет давнюю проблему астрономии. Или даже так: парадокс Ферми становится все более и более парадоксальным. Только в нашей Галактике, по последним данным, по крайней мере, 100 миллиардов планет. Но по сути все это самообман, поскольку используемые сегодня методы обнаружения экзопланет исключают возможность отыскать не только новый Меркурий, но и большинство планет размером с Землю.

Кроме того, даже наша скромная цивилизация уже отправила за пределы Солнечной системы пять зондов (вроде того же "Вояджера"). Они будут вечно лететь в межзвездном пространстве, пока не попадут в поле тяготения какой-нибудь звезды. Следовательно, за сотни и тысячи лет цивилизация, чуть развитее нынешней земной, просто обязана наводнить космос такими аппаратами, постоянно посылающими в пространство радиосигналы. Согласно расчетам, приведенным в недавней работе астронома Кейта Уили из Вашингтонского университета (США), подобные зонды должны были попасть в Солнечную систему задолго до появления человечества, а Земля, бесспорно, представляется главным объектом их исследований. Анализу этого исследования, а также связанным вопросам посвящен свежий материал в Discovery News, изложение которого мы вам предлагаем. Итак, для развития цивилизации у населения этих 100 млрд экзопланет времени было предостаточно (Солнце не из самых старых звезд). А посему Галактика должна буквально кишеть инопланетянами. Но все усилия астрономов проекта SETI и прочих до сих пор не имели результата. Их главным итогом стала констатация так называемого Великого Молчания.

По оценкам астрономов, только в нашей Галактике имеется более 100 миллиардов планет земного типа
По оценкам астрономов, только в нашей Галактике имеется более 100 миллиардов планет земного типа

Довольно давно – еще до SETI – выдвигались предположения, что радиосвязь с внеземными цивилизациями похожа на попытки африканских дикарей наладить контакт со своими богами, принося им жертвы. Неизвестно, отреагируют ли те на звук барабанов, привлечет ли их свежая антилопа, равно как и то, есть ли они вообще. Сейчас существование внеземных цивилизаций больше похоже на статистическую неизбежность. Как заявил в свое время Сет Шостак, глава SETI, будет чудом, если их не обнаружат. Но чудом ли? По предположению Карла Шредера, дело скорее в том, что технически продвинутые инопланетяне используют технологии с очень высоким КПД, низкими побочными расходами энергии, не требующие развитой инфраструктуры, которую легко обнаружить. Иначе говоря, он считает, что "проявления любой достаточно продвинутой цивилизации неотличимы от явлений природы".

Инопланетяне могут пользоваться такими беспилотными разведывательными аппаратами, которых мы просто не увидим, ибо могут быть размером с жука или бактерию. Да и предполагаемые биороботы-разведчики могут обладать мимикрией получше хамелеона. Прямо скажем, это означает, что нам даже не стоит стараться обнаружить присутствие внеземных цивилизаций. Это бесполезно, как попытки отыскать разведывательный спутник-шпион на геостационарной орбите, пользуясь при этом техническими средствами Римской империи.

Источник: Discovery News

Комментарий SETI & CETI

Что ж, Запад есть Запад, и в информационном отношении он не ближе к Востоку, чем во времена Киплинга. И дело даже не в том, что Шредер слово в слово описал Леониду из не читанного им романа "Полдень, XXII век" Стругацких. Наш читатель помнит о значительно более раннем объяснении парадокса Ферми фантастом Станиславом Лемом. По его мысли, мы просто принимаем искусственную межзвездную среду за естественную так же, как белые мыши принимают лабораторные лабиринты за неотъемлемую часть окружающего мира. Переформулируя Шредера, получается, что "любые явления природы рядом с достаточно развитой цивилизацией могут оказаться результатом деятельности последней". Так, средняя разумная голландская мышь не догадывается, что живет на осушенном морском дне. И не догадается, пока сама не разработает технологию отвоевывания земли у моря.

Меж тем цивилизации определенного уровня развития оставляют в качестве следов не радиосигналы и не тучи смога. Нам трудно измыслить следы их жизнедеятельности, потому что мы просто не представляем их технологий. Но вполне может статься, что черные дыры – их Чернобыли и Фукусимы, а темная материя, терзающая своей загадочностью астрономов, – их кладбище радиоактивных отходов. Сами взрывы сверхновых и даже пульсары и квазары, природа которых тоже загадочна, могут оказаться будничными производственными процессами, каким-нибудь труднопредставимым энергетическим реактором. Ну а для изучения человечества может служить, например, Луна. Это, кстати, прекрасно согласуется с тем, что она постоянно повернута к Земле одной стороной.

Даже люди додумались до имплантации в исследуемых животных GPS-датчиков и иной исследовательской аппаратуры. Понятно, что сверхцивилизации могут запустить этот процесс в индустриальном масштабе, внедрив биоустройства наблюдения во всех особей изучаемого вида. В конце концов, еще ни один нейрофизиолог не дал четкого ответа на вопрос о том, почему человек использует для высшей нервной деятельности столь малую долю своего мозга.

По сути, объяснение Станислава Лема лучше согласуется с историей человечества. Чем больших успехов мы достигали, тем выше становились мусорные кучи у людских селений. Охотников на мамонтов с воздуха было бы трудно отличить (в смысле наличия у них цивилизации) от бобров с их плотинами. Самое главное: используемая нами энергия такова, что ее нельзя спрятать, как костры, которые наши предки жгли в пещерах. Да и зачем? Предположение Шредера о том, что в долговременном плане выживают лишь цивилизации, находящиеся в равновесии с природой, не согласуется с нашим историческим опытом. Пигмеи в тропическом лесу не истребили ни одного вида, как и бушмены в пустыне Калахари. Но в цивилизационной гонке доминируют вовсе не они.

Хотите что-то добавить или возразить? Вы можете оставлять свои комментарии прямо здесь или вступить в наши группы ВКонтакте или в Facebook и участвовать в обсуждениях